Чудин Геннадий

 

Необычно видеть, когда  бывший омоновец, сапер, десять раз побывавший в командировках в горячих точках, майор в отставке Геннадий Чудин, опираясь обеими руками на трость, с волнением говорит  молодёжи простые слова о той непростой войне, которую в народе называют «Чеченская кампания».  Все истории войн, как правило,  пишутся одинаково. Чем больше проходит дней, тем больше о ней говорят. Однако в случае с первой и второй Чеченской кампанией, все обстоит совершенно иначе. Чем больше времени проходит с начала тех событий, тем менее о них стараются вспоминать. Но только не те, кто прошел через этот ад.

 Что такое настоящая война, Геннадий Чудин узнал в первой командировке в 1992 году  в Северной Осетии. А позже, была Чечня или, как говорило наше правительство, «меры по поддержанию конституционного порядка».  Но, глядя на кадры стреляющих танков на улицах Грозного, его жена поняла, что это не просто «меры», а настоящая война. 

А он, в редкие минуты затишья звонил им, и успокаивал: «У меня все хорошо, скоро приеду». Понимая, что в локальной войне нет победителей, он действовал в соответствии с кодексом воинской чести, проявлял героизм, мужество, высокий патриотизм, верность присяге. Спецоперации, зачистки,  найденные схроны, пойманные «чехи» -  сколько их было…  На вертушках, БМП и БТР он исколесил всю Чечню. Нет, на той войне он не был паинькой! Идя в атаку, вместе со всеми кричал: «Вашу мать!» и тут же молился Богу. Там автомат Калашникова был родней отца.

5 сентября 2000 года отряд, в составе которого был Геннадий Чудин, выехал на разминирование, в Новолакский район и попал в засаду, устроенную боевиками. Когда рядом с вздыбленной бронёй танка раздался предательский взрыв, он не сразу понял, что попал на растяжку. Даже если твой характер сталь, с такой травмой покинуть поле боя было невозможно. Вся надежда была только на боевых друзей.

 Потом были эвакуация, военные госпитали во Владикавказе и Ростове, ампутация…  Что помогло выжить в той непростой ситуации? Наверное, молитва и вера, любовь жены и близких. При выписке из последнего госпиталя костыли, на которых передвигался Геннадий, потребовали сдать: казенный инвентарь. До родного города, где ждали жена и двое детей, ему помогли добраться товарищи-омоновцы. Когда первый раз его увидели жена и дети, младший сын закричал «Папа, кто тебя так? Я поеду их убью»

Потом в жизни Геннадия было много разных событий. Ему помогли с протезированием, областные власти обеспечили его семью жильем. Но часто, чтобы получить поддержку, приходилось прикладывать значительные усилия, ходить, что называется, по инстанциям, объяснять… И больнее всего, была даже не эта суета, а то равнодушие, которое сквозило порой во взгляде собеседников.

Но Геннадий не озлобился, несмотря на тяжелую травму. Он ведёт большую военно-патриотическую работу среди молодёжи, как представитель региональной организации Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане.

Он награждён Орденом Мужества, медалью За Защиту Отечества 2ст., медалью За Отвагу и многими другими. Но главная его награда – это любовь и понимание его жены – Валентины и замечательные дети: Владимир и Алексей. Старший Владимир пошёл по стопам отца, а младший старается не отставать от брата и занимается спортом.

Более 10 лет прошло, как для него закончилась война, но его война навечно с ним, навеки лица друзей, навсегда оставшиеся молодыми.